Чтобы оставить комментарий Вам нужно войти или зарегистрироваться.                                                 To leave a comment You need to login or register. 
Главная » Статьи » Наша земля. » Абзелиловский район Республики Башкортостан
Озерное отделение совхоза “КРАСНАЯ БАШКИРИЯ”

Совхоз «Красная Башкирия» был создан в 1929 году и сразу вошел в число трех самых крупных зерновых хозяйств республики. Он состоял из нескольких отделений: Центральное, Озерное, Самарское и Покровское. Большинство земельных площадей, находящихся сегодня во владениях села Озерный, были сенокосными угодьями горно-лесных деревень нашего района. Первыми рабочими совхоза и его отделений можно считать людей, прибывших из других регионов страны, но основная их масса была из Белорецкого района и, конечно же, из соседних деревень — Баимово, Ташбулатово, Даутово, Салаватово и др. Работали в поле, на зернотоке. Где-то в районе поля № 8-9 находились крытый ток с соломенной крышей, весовая, склад. Был рядом колодец. Такой же стан (зерноток или крытый ток) находился на поле №1. Здесь очищали, сушили, сортировали зерно из-под комбайна и молотилки.

Работали в основном на быках и лошадях. На быках с помощью повозок, на которых размещали ящики-бестарки, перевозили и сыпучие грузы: зерно, песок и пр. Озерное отделение расположилось на берегу озера Мулдаккуль. Это многонациональная деревня, где и сейчас живут и работают русские, башкиры, татары и др. До середины 50-х годов, недалеко от озера, в сторону Центрального отделения, стоял кирпичный завод, после его закрытия Х. Р. Резяпов и его помощник Л. И. Потехин эти земли распахали под поле. Оно и сегодня дает урожаи. В отделении имелся огромный овощной сад, где бригадиром работала баба Дуся Делова, мама Василия Константиновича. А достопримечательностью поселка была красивейшая березовая роща с качелями, скамейками, танцплощадкой и волейбольной площадкой. Все детство и юность местных жителей проходила здесь. Заложили рощу первопоселенцы. Сегодня, к сожалению, на этом месте — пустошь с полусгнившими пнями, результат человеческого фактора. В начале 60-х г. по договору с г. Магнитогорском построили асфальтовую дорогу через Озерное отделение до Банного озера, которую должны были протянуть через отд. Самарский – Ташбулатово. В это же время республика разрешила городу на противоположном берегу озера Мулдаккуль открыть для рабочих ММК однодневный лагерь отдыха, он действовал до 80-х годов. В 1940-50-е годы в поселке было всего два барака, где проживали несколько десятков семей. Размещались в маленьких комнатках с двух-трех- ярусными нарами. Электричества не было, для освещения использовали керосиновые лампы. В бараках стояла духота от того, что постоянно топилась печь, на которой готовили еду. Печь топили, в основном, соломой, камышом, сухими стеблями полыни, кизяком. В теплое время еду готовили на улице. Условия в бараках были тяжелыми, неуютными, но люди жили дружно, весело, во всем помогали друг другу. Во дворе стоял длинный стол, где жильцы принимали пищу. Повар бил в специально подвешенный кусок металла, созывая всех на обед. Дети садились отдельно в конце стола, взрослые с гомоном, шутками рассаживались по обе стороны стола. После приема пищи устраивали импровизированные концерты, пели, плясали. Вместо инструментов использовали все, что попадало под руки: ложки, кружки, металлические тарелки. Так и расходились на работу с песнями, с хорошим настроением. В военное время появились новые домишки — мазанки, землянки, сложенные из пластов дерна. В огромной яме месили глину для саманных домов. В деревне было несколько общих колодцев. Один — напротив старого магазина, рядом с домом Алексея Ивановича и Тамары Николаевны Потехиных, другой — между новым магазином и домом Сибагата Хисматова, большой колодец (запруда) — рядом с домом Макара Низаметдинова, сегодня этот дом затоплен озерной водой, еще один — рядом с домом, где живет Альберт Фаттахов и др. Вода в них всегда была чистой, студеной и вкусной. Пешие и проезжие обязательно набирали ее, кипятили чай в роще и только потом продолжали свой путь. В 80-е годы в каждом доме была уже централизованная вода, колодцы незаметно исчезли.

В военное время

В годы войны десятки тысяч людей были эвакуированы на территорию республики, в том числе, в наш район и совхоз. Были они и в Озерном отделении, например, бабка Капкина с родственницей Рысяевой, тетя Маруся Зуева. Из соседних деревень, особенно из горно-лесной зоны, потянулись в совхозы, спасаясь от голода, семьи. Так в 1943 году здесь оказались мои родители, переехавшие из Казмашево, семьи Зайнуллиных, Рыскужиных, из д. Рыскужино переехали Гиляжевы. Были переселенцы из Баимово, Тупаково, Салаватово и др. деревень. Одиннадцатилетний подпасок Зайнетдин Гиляжев встретил голодного, по пояс раздетого, исхудавшего мальчика. Это был Шарифьян Рыскужин (Багаутдинов), уроженец д. Куряк, который сбежал во время страшного голода из детдома д. Ташбулатово. Его приютила Сарбиямал Резяпова, зятем которой он стал впоследствии. Так и остался на всю жизнь в Озерном Шарифьян: с Зайнетдином вырос, с ним работал, обзавелись семьями, жили, как родные. И «последний приют» у них рядом. В совхозе можно было найти работу, худо-бедно здесь кормили, выдавали продовольственные карточки, но голод был всегда. В весеннее-летний период мальчишки бегали на озеро, добывали яйца уток, чаек. После уборочной страды люди спасались сбором колосьев или остатков промерзлой картошки. Собирали и ели по ночам, чтобы никто не видел, потому что это было очень опасно, ведь за украденное государственное имущество — даже за горсть зерна с совхозного поля или тока — сажали в тюрьму. Вышел закон, в народе получивший название «Закон о трех колосках». Случалось, отбывали сроки в исправительно-трудовых лагерях по этой статье УК и в послевоенное голодное время. Осужденные по этой статье люди были и в Озерном отделении. Судили и за «самовольное оставление работы». Моя мама рассказывала об одном таком случае. Ей и ее подруге Бибинур Хисматовой в ту пору было по 15-16 лет. На улице стояла осень, шла уборка. По причине проливных дождей на некоторое время работа на полях остановилась. Жили в палатках и шалашах на поле, домой уходить ни под каким предлогом не разрешалось. На ногах вся обувь износилась до такой степени, что приходилось больше ходить босиком. Ноги мерзнут, да и по стерне без обуви не больно походишь. Город рядом, вот он, через поле только пройти. Решили подруги, пока дождь, да работа стоит, быстро сбегать туда и обратно, хотя бы брезентовые тапочки купить. Дождь не успел пройти, как они с обновками вернулись назад. Добежали до шалаша, а тут верховые милиционеры при винтовках наперевес их дожидаются. Арестовали и под конвоем, на виду у всех, пешком повели в село Аскарово. Всю дорогу девчата плакали от страха и стыда. После нескольких часов допросов отпустили их обратно в поле. Спасло девушек то, что они всегда были в числе передовиков, а за несколько дней до этого случая обе были премированы отрезком материи. Так они на всю жизнь усвоили советский закон от 16 августа 1940 года «О запрещении самовольного ухода с работы трактористов и комбайнеров, работающих в машинно-тракторных станциях», распространявший карательные меры на всех работников сельского хозяйства. В декабре 1941 года этот закон был ужесточен, самовольный уход рабочих и служащих с рабочего места рассматривался как дезертирство и карался тюремным сроком от 5 до 8 лет. Существовало только три причины, по которым граждане мужского пола освобождались от физического труда — это либо полная нетрудоспособность, либо поступление на учебу в вуз, либо призыв на армейскую службу.

 

Совсем еще юные девушки и юноши сменили мужчин, ушедших на защиту Родины, работали наравне со взрослыми. Они учились на курсах трактористов в совхозе «Красная Башкирия», были прицепщицами, трактористами, работали на комбайнах штурвальными, растили хлеб для фронта. Среди них — Фаукинур Резяпова (Гиляжева), Хабрахман Резяпов, Бибинур Хисматова, Фитрат Хисматов, Рахима Гималетдинова, Янбика Низамова (Зайнуллина), Султан Низамов, Батыр Багаутдинов, Кустыбай Магафуров. Валентин Потехин, Галлям Саматов, Рахима Гималетдинова и др. Все они позже были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г.». И никого из них сегодня нет среди нас. Это они, босоногие, недоедавшие, взрослые не по годам, вынесли на своих плечах Победу. Хотелось бы привести более подробно пример из жизни Кустыбая Магафурова — для тех, кто по каким-либо причинам потерял веру в себя и в свои силы. Еще в детстве лишившийся ноги, он ничем не уступал другим мальчишкам, а в чем-то даже превосходил. Так, его невозможно было догнать. А бегал он на одной ноге, другую заменяла плотно прижатая рукой к телу палка. Став постарше, Кустыбай участвовал во многих соревнованиях, даже в велогонках. Да что там велосипед, он собственноручно переделал рычаги управления на колесном тракторе и до середины 1970-х годов работал на нем наравне со всеми. В свободное время не сидел сложа руки, прекрасно шил, вязал шерстяные рукавицы и носки. Перед пенсией работал почтальоном, исправно доставлял на велосипеде почту жителям поселка. Вырастил пятерых детей… Управляющими и бригадирами в годы войны часто ставили фронтовиков, прибывших после ранения долечиваться. Управляли отделением Перескоков, Даминдаров, Благов, Тюкенеев, Чернобровченко, Бобков, Мирасов, Пантелей Павлов Пантелей, Гурий Огарков, ветврачом работал Петр Емельянов, бригадиром — Чеботарев. После окончания войны стали возвращаться отцы, мужья, братья. Демобилизовался отец Кустыбая Магуфурова. Как завидовали ему сверстники: он привез сыну настоящие солдатские сапоги… Вернулись домой дядя и брат моего отца — Резяповы Заман и Мирас. Вернулись из трудовой армии Шукшин и Касьянов, которые восстанавливали хозяйства на бывших оккупированных фашистами землях, Хабрахман Резяпов Хабрахман добывал уголь в шахте близ озера Чебаркуль Челябинской области.

Постепенно озерновцы стали обустраиваться. Появились новые дома, деревня начала расти.

Центральная улица

Через дорогу напротив дома Ульфата Низаметдинова в 40-50-е годы стоял барак, половина которого одно время была птицефермой, и тут же жили люди. За бараком шел ларек, где работала продавщицей работала Валентина Шукшина. От него в сторону озера стояли четыре дома, каждый на два хозяина. Здесь жили механик отделения Мясоедов, тракторист Токарев, Потехины, Ефаркины, Батыр Багаутдинов, Надыргуловы и Мокроусовы, позже Татьяна Байбулова и Рыскужины.

Там, где сейчас дом Сагита Резяпова и Огарковых, находился конный двор, проходила дорога. Немного дальше — бывшая кузница, рядом сушилка, справа столярная мастерская Алексея Резванова, водокачка.

Напротив барака и сегодня стоит дом за №16 по ул. Центральная. Здесь когда-то кипела бурная жизнь. Он был разделен на 4 части: в первой размещалась контора, во второй — школа; в двух других жили семьи Григорьевых и Чеботаревых. Рядом отстроили саманный барак на несколько семей, где поселили вновь прибывших рабочих и животноводов. В отдельном доме жил ветврач Петр Емельянов. В доме на двух хозяев — управляющий Чернобровченко. Отстроили следующий барак, где в свое время обитали Кутузовы, Гималетдинова, В. Делов. В следующем доме на двух хозяев — передовая доярка Рамзия Тайсина Рамзия с семьей, ветеран войны Иван Щелоков Иван и тетя Дуся. А в бараке, называемом «ак барак», в 40-е годы жили семья Батыра Зайнуллина, Хабрахман Резяпов с женой Фаукинур, Мурсалимовы — Зубаир и Магмура, Потехин Валентин и Соня, Низамов Султан и Янбика, Узбек Сафаргалин с семьей, Низамов Тимерхан-бабай и др.

Улица Школьная

В деревне эту улицу издавна прозвали «Шанхай», почему — объяснить сегодня вряд ли кто сможет. Возможно от того, что шла далеко в сторону, «как до Шанхая». Или от того, что по весне эту улицу затапливало так, что она на какое-то время оставалась отделенной. Даже летом по улице можно было проехать только на тракторе, грязь, слякоть и глубокая колея, «хоть рис выращивай». А может, первыми отстроились на этой улице те, кто освобождал Шанхай от японцев.

О кадрах и школе

  • 1956 году прибыл по направлению агрономом в Озерное Шурыгин Вячеслав Григорьевич, лет через пять он был назначен управляющим отделением и проработал в этой должности до 1964года. Затем он снова работал агрономом. За огромный вклад в развитие сельского хозяйства ему было присвоено звание заслуженного агронома БАССР, был он награжден и орденом «Знак Почета», многими медалями, в том числе серебряной и бронзовой медалями ВДНХ СССР.

В 60-е годы сельское хозяйство страдало от нехватки квалифицированных кадров среднего звена. Райком партии рассмотрел вопрос об их подготовке из числа местных работников. Так, в 1965 году управляющим Самарского отделения был назначен З. Н. Гиляжев, который начал трудиться в 12 лет. В годы войны пас скот, с 1946 года работал трактористом, а затем и бригадиром в отделения Озерное. Родина высоко оценила его труд, за выдающиеся трудовые достижения и организаторские способности в 1971 году он был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

С 1964 г. до середины 80-х руководил Озерным отделением ветеран войны, прекрасный организатор Кулик Владимир Филиппович — кавалер орденов Октябрьской революции и Трудового Красного Знамени, золотой, серебряной, бронзовой медалей ВДНХ СССР. При нем была построена новая кирпичная школа. Директором школы стала М. М. Фомина, а в 1966 г. на ее место приехал Крючин Михаил Петрович. Учителями в разное время работали Зинаида Федоровна Шагбалова, Нажия Авалевна, сегодня живет в г. Барнаул, в 1966 году приехала работать Потехина Тамара Николаевна, руководившая школой с 1973 по 1994 годы.

В сороковые годы численность населения Озерного была незначительной, мало было и детей. Рядом с Ак-бараком отстроили деревянное здание, в одном из помещений которого открыли школу. Из-за малочисленности детей разного возраста объединили в один класс. Заведующей Озерновской малокомплектной начальной школой в июле 1947 года была назначена Г. А. Шерстнева, в октябре того же года учителя Самарской школы Т. Ф. Серегину перевели учителем в школу Озерного отделения.

  • не только учились, но и трудились вместе с педагогами на прополке зерновых культур, свеклы, собирали камни, высаживали лесопосадки и т.д. С самого детства приучались физическому труду, бережному отношению к хлебу.

В 1951г. заведовала школой Озерного отделения Суфия Латыпова. Школу разместили в здании саманного барака по ул. Центральная. Работали здесь Василий Степанович Никитин, Файруза Гиззатовна, Тамара Николаевна Павлова. Школа отапливалась дровами, ученикам приходилось самим их колоть, истопником и техничкой была Магмура Мурсалимова. В поселке появились клуб и еще один барак, в одном из домов разместился фельдшерско-акушерский пункт. С 1950-х годов и до самой пенсии проработала бессменным фельдшером добрейший человек — Римма Шурыгина.

После выхода на пенсию В. Ф. Кулика обязанности управляющего отделением исполняли Н. З. Курбанов, А. Загидуллин, П. Г. Огарков.

Бухгалтерский учет много лет вели З. Концова и Б. Самматова. Деревянные счеты и карандаш — вот их «компьютер» и «калькулятор». Без единой задержки, точно и в срок готовы были все расчеты и отчеты, и аванс, и заработная плата всегда в срок и до копейки точно. Как справлялись с работой, сегодня многим не понять. Для сравнения, сегодня загляни в любую организацию — целая контора забита специалистами с высшим образованием: экономистами, бухгалтерами, кассирами, и перед каждым — компьютер…

В сельском магазине в разные годы работали Галия Зинатуллина, Валентина Полякова, отличник торговли Дуся Делова.

Как трудились озерновцы

Война закончилась, и государство наметило меры по ликвидации отставания сельского хозяйства страны.

С 50-х годов в Озерном начали строиться новые молочно-товарные фермы, свинофермы. Увеличилось поголовье скота, свиней было около 2 тыс., крупно-рогатого скота – 3 тыс. Ударная работа животноводов на откорме обеспечивала выполнение районного плана. Прекрасных результатов добивались Рахима Гималетдинова, Савда Рыскужина, Зайтуна Зайнуллина, Тамара Огаркова, Марзия и Найля Резяповы, Валентина Шепель и многие другие. Доярки Р. Тайсина, Ф. Султанова, Р. Хамзина надаивали по 3041-2844 кг от каждой коровы. В 70-80-е годы не было равных Сулпан Абдуллиной, Райле Зинатуллиной.

До середины 70-х годов в Озерном работал маслозавод, где директором был Мазгут Низаметдинов. Работники отделения не только выращивали хлеб, начали сеять кукурузу, свеклу, сдавали государству молоко и мясо. Строились новые бараки для рабочих. С первых дней основания совхоз «Красная Башкирия» числился в передовых в не только в республике, но и в стране. В 70-е годы хозяйство два раза сдало стране по миллиону пудов зерна. По призыву: «Девушки, на тракторы!» в отделениях были даже созданы женские бригады трактористок. Отучившись на курсах в Центральном отделении (обучал их Никитин Николай Кириллович), они наравне с мужчинами трудились на полях: пахали, сеяли, убирали хлеб. За большие достижения в развитии сельскохозяйственного производства Озерное отделение было награждено многими переходящими Красными Знаменами Башкирского обкома КПСС, Президиума Верховного Совета БАССР, ВЦСПС, профкома и обкома ВЛКСМ. В отличие от колхозов, во всех совхозах труд работников оплачивался в форме заработной платы. Размер ее определялся нормами выработки за отработанные часы в рабочий день и расценками за каждую единицу работы и продукции. Кроме зарплаты, существовало материальное поощрение за перевыполнение плановых заданий. Оплата зависела от конечного результата работы земледельца — урожая. Рабочие совхоза могли съездить в виде поощрения в санаторий или за границу. Механизатор Владимир Кутузов за высокие показатели был премирован автомобилем «Москвич-412». Высокими наградами были отмечены: В. Р. Резяпов — орденами Ленина и Трудового Красного Знамени, В. К. Делов — Трудового Красного Знамени, Знак Почета, «Дружбы народов», Х. Р. Резяпов — орденом Трудового Красного Знамени и званием «Заслуженный механизатор БАССР».

Очень тяжелым был труд животноводов. Работали, в основном, вручную. В 70-е годы стало легче, начали применяться автодоилки, автопоилки, кормоприготовительные аппараты, механизированная подача кормов. Появились новые теплые типовые коровники, телятники. С весны по осень крупный рогатый скот содержался в летних пастбищах на Крыктытау. Дойные коровы Озерного отделения содержались в районе д. Мухаметово. До начала сентября стада постепенно перегонялись на фермы. Животноводы получали материальное поощрение за конечный результата — высокие надои и привесы. Прославили совхоз на всю страну Фаукинур Султанова – кавалер орденов Трудового Красного Знамени и Знак Почета, бронзовой медали ВДНХ, Ульфат Низаметдинов, Кашпей Юмагужин — кавалер ордена Трудовой Славы 3 степени, Сулпан Резяпова (Абдуллина), награжденная медалью «За трудовое отличие», П. И. Ишмаметьев, — медалью ВДНХ. После окончания ГПТУ начал трудиться электросварщиком отделения Ильяс Резяпов. Ни один трактор, ни один комбайн не простаивали в поле по причине поломки, потому что с механизаторами в одной бригаде был надежный сварщик. Он, как опытный мастер, творил из металла сложные предметы. Работал в системе водоснабжения, тянул к домам газ, восстанавливал детали техники, мастерил предметы обихода и орудия труда. «Когда сделаешь свое дело, душа радуется», — говорил Ильяс, глядя на результаты своей работы. Сын Рустам пошел по стопам отца, стал сварщиком высшего разряда, имеет личное клеймо, работает в Сибири. За пожарную безопасность отделения отвечал ветеран войны Ульмасбай Байбулов. В 2-3-х местах по улицам на столбах висел лемех от плуга, палец от гусеницы трактора. В лемех ударяли металлическим пальцем, этот «колокол» оповещал о пожаре. У местного пожарного была в распоряжении помпа на конной тяге. В случае несчастья к насосу подсоединяли рукава, опускаемые в водоем или бочку с водой. Двое самых сильных сразу же начинали качать воду ручным насосом. Третий устремлялся к пламени и из ствола заливал его водой. Другие люди, пользуясь ведрами, лопатами, приступали к тушению огня, разгребали завалы баграми и ломами. Пожарная помпа была надежной, практичной и неприхотливой в работе. Наверное, от ответственного отношения к безопасности пожары в деревне были редким явлением. Сегодня эти помпы — музейная редкость, а пожары участились в разы. А люди, вместо того, чтобы тушить, часто смотрят безучастно, а то и фотографируются на память на фоне огня…Развал советской системы привел к тому, что многих хозяйств не стало, сократилось число пахотной земли, упала урожайность сельскохозяйственных культур. Но только не в СПК «Красная Башкирия». Это сельхозпредприятие и его передовое отделение Озерное являются лидером агропрома Абзелиловского района. Люди стремятся к достойной жизни. В поселке появляется все больше красивых больших домов, новых улиц. И самая красивая в районе мечеть тоже стоит здесь. Трудно поверить, что начиналось все с двух бараков. Сегодня в Озерном более 230 дворов, в которых проживают 765 человек. Самое главное — что молодые остаются жить в деревне, стараются пустить корни на родной земле.

Салават Резяпов.

На синмке: Бригадир Шарип Курмашев проводит на джайляу политинформацию 3 июня 1966 г.

https://abzelil-pressa.rbsmi.ru/articles/istoriya-kraevedenie/iz-istorii-poselka-ozernyy/
Башкирское озеро Мулдаккуль славится своими целебными свойствами. Это бессточное горько-соленое озеро находится в Абзелиловском районе Башкортостана. На северо-восточном берегу находится небольшой поселок Озерное. Местные жители называют озеро несколько иначе — Тозлокуль (в переводе с башкирского «соленое озеро»). Существует легенда о происхождении озера (впрочем, она вполне банальная для подобных уголков). По легенде местная девушка влюбилась в бедного юношу, но ее влиятельный отец был категорически против такого брака. Влюбленные решили сбежать, но стража отца девушки догнала молодую пару. Юношу убили, он упал и превратился в высокий холм посреди степи (Мулдак-тау). От горя девушка заплакала и превратилась в соленое от горьких слез озеро Мулдаккуль. Озеро Мулдаккуль имеет овальную, вытянутую с севера на юг форму. Его длина 3,6 километра, а ширина – до 2,4 километра. Площадь озера – около 8 квадратных километров. Максимальная глубина — 2,5 метра, а средняя глубина — 2,1 метра. Берега пологие. Из озера не вытекает ни одной речки. Недалеко от озера проходит граница с Челябинской областью. Из-за солености воды рыбы в озере нет, поэтому рыбалка на Мулдаккуле совершенно бесполезна. Нет в озере и растительности, в частности водорослей. Леса вокруг озера практически нет (вокруг степной ландшафт), поэтому если рассчитываете развести костер, дрова нужно брать с собой. Дно озера илистое, залежи ила здесь огромны – порядка миллиона тонн. Толща озерного ила достигает 25 метров. Соленые черные грязи обладают целебными свойствами. Грязь озера Мулдаккуль используется санаториями Республики Башкортостан. Посещая это озеро, не упустите возможность помазаться целебной глиной, и зарядится тем самым частичкой здоровья. Рассказывают, что и в давние времена целебная грязь озера использовалась местными жителями для лечения кожных заболеваний и опорно-двигательной системы. Полезна и сама озерная вода которая относится к хлор-магниевому типу хлоридного класса натриевой группы. Для нее характерно значительное содержание магния и незначительное кальция и гидрокарбонатов. А немного северо-восточнее – гора Мулдак-тау. К сожалению, вершину горы срыли (отсюда брали камень для строительства дороги). Тем не менее, Взобравшись на гору, можно с высоты полюбоваться окружающей местностью. Близ западного берега озера – развалины бывшего зенитно-ракетного дивизиона (С-75) «Тумба». Наиболее эффектно они выглядят на снимках из космоса. Сверху останки военной базы напоминают некую загадочную мандалу. Поскольку сейчас здесь все брошено, любители урбантрипа смогут попасть сюда беспрепятственно. В 2,5 км к юго-западу от озера расположен аэропорт Магнитогорска. На берегах Мулдаккуля в летний зной любят отдыхать жители Южного Урала, особенно много сюда приезжает магнитогорцев



Источник: https://abzelil-pressa.rbsmi.ru/articles/istoriya-kraevedenie/iz-istorii-poselka-ozernyy/
Категория: Абзелиловский район Республики Башкортостан | Добавил: Админ (25.09.2018)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 2.0/2
Всего комментариев: 0
avatar